Ростовцева Алена

МОЯ ВОЛЬНАЯ АВТОБИОГРАФИЯ

 

Aliona Rostovtseva was born in the family of a philologist and military attache. She spent her childhood and youth in Berlin, Ukraine, Leningrad and Orel. Her first fairy tale was published in the book of winners of international literary contest, "Korea - my love", dedicated to the development of relations between Russia and Korea, was especially noted by the writer Rimma Kazakova.
 
She took part and won in many international and Russian literary youth contests, among which was the world essay contest on "Why it's so important to play fair". The king of football - Pele awarded her by a trip to the USA for the World Cup 1994 and the title of the "First ambassador of the Fair Play from Russia".
 
She worked as a theater journalist, emigrated to Greece for 7 years and is the owner and publisher of the magazine "Argo" for Russian tourists.

Я родилась в год Олимпиады в Москве, но не в Москве. Мама поехала из Берлина рожать меня к себе на Родину. Я родилась в Саратове. Первый год моей жизни прошел в доме, который был построен на месте фруктового сада, по весне радующего губернатора Петра Столыпина своим нежным, розовым цветением. Сюда, именно в этот особняк, и приезжал Михаил Булгаков к своей юной, первой жене Татьяне. Все уже об этом забыли, но мне эта тайна известна. Представьте, еще живы побеги ТЕХ самых вишен, что давно успели состариться.

В Саратов я возвращалась много раз, разыскивать его особую певучую волжскую душу. Но так и не разглядела ее в том мире, где меня белую и русскую не признавали за свою. Когда мне исполнился год, мама улетела к отцу в Берлин, где отец начал служить помощником военного атташе. Молодые, влюбленные друг в друга родители относились ко мне скорее как к их неизменной и равноправной составляющей, получив в итоге независимое молодое создание, которое в 2 два года имело право голоса на семейных диспутах.

Когда мне исполнилось 15, город предстал передо мной объятым со всех сторон горами и удивил своей необозримой протяженностью, куполами сияющих на солнце церквей. Это был иной город, полный другого воздуха - волжского, свежего, по-осеннему прозрачного. И стремительный ветер летел с Волги до самых гор.

Моя память детства остра, она хранит в себе воспоминания светлые, яркость которых не меркнет от прожитых лет. Они приходят ко мне во всей своей первозданной красе, отпуская порой в те дни раннего детства, что кажутся невозможно далекими для самого слова «воспоминания».

Однажды прочитав у Шкловского строчку: «В час утра, когда белую нитку можно отличить от голубой, я произношу слово «любовь», я неожиданно оказалась в нашей первой берлинской квартире на Ляйпцигер штрассе.

Мне 3 года и я только что проснулась в тишине большого спящего дома. Огонь камина давно погас. Только что расцвело. За окнами стоит раннее утро нового дня. Я лежу в своей кроватке с еще высокими перекладинами по бокам и вытягиваю из пододеяльника нитку, пытаясь понять, белая она или голубая. Нитка скручивается в моих руках, и я остаюсь в полной уверенности, что она живая.

Из Берлина мы каждое лето, минуя Брест, отправляемся домой, в Россию. На польской границе я свешиваю свою улыбающуюся кудрявую льняную головку с верхней полки и ловлю радостные взгляды таможенников: «Ворзелпша панночка….».

Мне всегда казалось, что моя мама – волшебница, и она доказывала это ни раз на протяжении всей жизни. Легкая, светлая, нежная… )) Добрая волшебница. Мое детство было счастливым и безбрежным.

Мне шесть лет. Я бегу. Путаюсь в густой траве поля, маленького военного и, кажется, секретного городка, что спрятался на бескрайних просторах гарной Украины. Мне по силам затащить на 5 этаж свой огромный велосипед «Салют», я умею грести, и сама катаю маму на лодке. Я ловлю рыбу и полностью ассимилировав с местным населением, могу получить у добродетельной селянки кружку парного молока. Мои родители молоды и беспечны. Именно там история впервые вмешивается в судьбу моей семьи. 26 апреля 1986, в день рождение моего отца, под утро мы просыпаемся от гула военных самолетов. Чернобыль находится в 70 км от нас.

В доме музее Ахматовой мне продуло уши. В Репино я разулась и побежала по Финскому заливу босиком, мимо глыб льда, выброшенных на берег той далекой весной. Мимо сосен, отливающих янтарем, мимо, мимо.… В доме-музее Ленина протекала крыша. Квартиру моего любимого Блока в 90 году и вовсе затопило. Аля, Аля.… Это наш питерский ветер! Пушки стреляют. Раз-два три. Раз-два три…

Наводнение.